Главный специалистКонтактыПлан работыАналитикаЭкспертный советСпециалисты/члены обществаМедицинские ассоциацииЗаконодательствоНовые технологииНаукаСтатьи на медицинские темыНовое в отраслиСобытияПолезные ссылкиПартнерыБиблиотекаВидеоматериалыВидеосюжеты с главным внештатным детским хирургом Минзрава ЧР А.А. ПавловымВсе о детской хирургииГлавные специалисты РФДетская безопасностьДетская травматология и ортопедияДостиженияИнтервью с главным внештатным детским хирургом Минзрава ЧР А.А. ПавловымМАРШРУТ ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ ПО ПРОФИЛЮ «ДЕТСКАЯ ХИРУРГИЯ»МероприятияНаучные работы, монографии, изобретения/патенты Анатолия ПавловаРекомендации для детей и их законных представителей: «О правилах поведения детей в опасных для жизни и здоровья ситуациях.Порядок действий при получении информации о совершении в отношении детей противоправного деяния»Стандарты и порядки оказания медицинской помощиФорумыЧасто задаваемые вопросы
Как Вы относитесь к ужесточению антитабачного законодательства?



 

Анатолий Павлов: «Мы стараемся исправить врожденный порок развития как можно раньше»

Анатолий Павлов: «Мы стараемся исправить врожденный порок развития как можно раньше»

О перспективах развития детской хирургической службы в Чувашии «Медицинскому вестнику» рассказал главный внештатный детский хирург Минздрава Чувашии А.А. Павлов, главный врач БУ «Республиканская детская клиническая больница», кандидат медицинских наук, лауреат премии лучшим врачам России «Призвание» в номинации «Специальная премия Первого канала».

– Анатолий Александрович, самостоятельной дисциплиной детская хирургия стала примерно в конце прошлого столетия, но ее относят не просто к самым сложным разделам оказания помощи в детском возрасте, но и к самым сложным и обширным разделам в медицине в целом. Почему?
– Есть несколько причин. Во-первых, сейчас многие врожденные пороки диагностируются либо во время беременности, либо сразу после рождения ребенка, что дает основание для хирургического вмешательства. И чем раньше сделать операцию и устранить патологию, тем больше шансов у ребенка вырасти здоровым. Однако подобные операции могут осилить хирурги, которые досконально знают отличия и особенности новорожденного организма, находящегося в стадии быстрого развития, при этом крайне тяжело переносящего стрессовые ситуации, какими являются анестезия и операция.
Во-вторых, спектр детских хирургических патологий и заболеваний в несколько раз превышает спектр заболеваний у взрослых людей. И здесь возникает еще одна проблема. Детский хирург должен обладать высоким уровнем подготовки и высокой квалификацией в своей профессии, но из-за широкого спектра заболеваний и малого количества одинаковых операций у него нет возможностей нарабатывать подобную квалификацию. Поэтому с середины 90-х годов ХХ века из детской хирургии началось вычленение некоторых специальностей, например, детской травматологии, урологии, ортопедии, челюстно-лицевой хирургии и так далее.
– Охарактеризуйте общую ситуацию с хирургической активностью республиканской службы детской хирургии.
– В 2016 г. в стационарах хирургических отделений прошли лечение 10663 ребенка. Хирургическая активность составила 60,9%, то есть 6155 детям было проведено 6432 операции, в том числе экстренно – 2665. Из них собственно хирургических – 2955, отоларингологических – 1193, урологических – 925, травматологических – 858, челюстно-лицевых – 436, нейрохирургических – 37, онкологических – 28. Детям в возрасте до 1 года жизни была проведена 301 операция. Также было прооперировано 52 новорожденных, из них с экстремально низкой массой тела (недоношенных) – 11.
В 2017 г., согласно предварительным подсчетам, существенных изменений в относительных цифрах в статистике не произошло. Лишь отмечу, что по причине серьезного снижения рождаемости уменьшилось количество новорожденных детей с рутинной (то есть с той, чем чаще всего сталкивается детский хирург) хирургической патологией.
Если же сравнивать нашу ситуацию со среднероссийскими показателями, то подчеркну, что заболеваемость в сфере детской хирургии в Чувашии не отличается от других регионов страны.
– А что входит в рутинную хирургическую патологию?
– Больше всего проводится операций на брюшной полости (28,3%), так как частым хирургическими заболеваниями у детей является острый аппендицит и паховая грыжа. Второе место по частоте занимают операции на органах уха, горла и носа (18,3%), на третьем месте находятся различные гнойно-воспалительные заболевания мягких тканей (17,5%).
Далее идут операции по поводу травматизма (15,6%), здесь преобладают травмы легкой степени тяжести – ушибы, порезы, ожоги. Также отмечу, что, к счастью, у детей старшего возраста не бывает очень серьезных, как у взрослых, проблем в неотложной хирургии.
– Существуют ли государственные целевые программы по детской хирургии?
– В современной государственной политике здравоохранения идет переоценка критериев здоровья человека. В связи с этим немалое внимание уделяется развитию высоких технологий во всей медицине, и в хирургии в частности. В последние годы во всех регионах России, включая Чувашию, шла модернизация отрасли, в том числе в неонатальной хирургии. Это позволило нашим хирургам освоить эндохирургические и минимально травматичные оперативные методики. В рамках Программы модернизации здравоохранения была разработана и внедрена концепция детской хирургической службы Чувашской Республики на период до 2025 г.
Добавлю, что совсем недавно распоряжением В.В. Путина из резервного фонда Президента России Минздраву РФ было выделено 158,4 млн руб. на капитальный ремонт десяти медучреждений в регионах. 26,5 млн руб. из этих средств получила наша Республиканская детская клиническая больница (РДКБ).
– А какой эффект дала централизация службы, проведенная в 2014 году?
– Время уже показало, что это было правильным решением. Централизация позволила рационально использовать высококвалифицированные кадры, сконцентрировав их в одном месте – в РДКБ. У нас в учреждении сразу же на 25% увеличилось количество пациентов (с 5724 до 6929) и, соответственно, количество операций (с 3910 до 4428). В свою очередь увеличение операций дало хирургам возможность постоянно практиковаться в операциях любой сложности, а, значит, оттачивать мастерство. Что, в свою очередь, позволило снизить послеоперационную летальность в 6,5 раз (с 0,13 до 0,02%)! Полагаю, что это самый главный результат такой модернизации.
Как мы и прогнозировали, опасения, что централизация детской хирургической службы приведет к существенному увеличению нагрузки на специалиста, не подтвердились. Операции поставлены на поток, работа идет плановым путем, без сбоев. Ну, и вдобавок, централизация позволила оптимизировать расходы службы.
– Каким образом организована работа службы детской хирургии ЧР?
– В Чувашии выстроена трехуровневая система службы детской хирургии. Первый уровень представлен поликлинической помощью. Детские хирурги ведут прием во всех городских поликлиниках. В районах прием детей осуществляют хирурги общего профиля – все они прошли специализацию по детской хирургии.
Второй уровень – стационарный. Это дневной и круглосуточный стационар хирургического отделения чебоксарской ГДБ №3, а также дневной стационар Новочебоксарского ММЦ, где выполняются плановые операции.
Неотложную и основную плановую помощь по детской хирургии детям всех возрастов, в том числе новорожденным, оказывает учреждение третьего уровня – Республиканская детская клиническая больница. В стационарах трех названных медицинских организаций развернуто 273 койки хирургического профиля: 223 круглосуточных и 50 дневного пребывания. Их количество полностью покрывает потребности республики и практически не меняется с 2015 г. Такая обеспеченность соответствует российским нормативам.
– А какова ситуация с кадрами?
– На сегодняшний день в Чуваши работают 54 детских хирурга разных специализаций. Укомплектованность штатов в целом составляет 87%, из них нейрохирургами и отоларингологами – 100%, уроандрологами – 95%, хирургами общего профиля – 88,9%, травматологами-ортопедами – 88,7%, челюстно-лицевыми хирургами – 62,5%, онкологами 43,8%.
Надо сказать, что в службе наблюдается кадровое напряжение. Возраст опытных хирургов, к сожалению, увеличивается. Стаж работы более 10 лет имеют 65% врачей. Сейчас мы пожинаем плоды ситуации конца 1990-х годов, когда молодежь в медицину не шла. Именно теперь не хватает хирургов среднего возраста – тех, кто должен был получить специальность в начале 2000-х годов. К сегодняшнему дню они должны были бы приобрести необходимый опыт и иметь достаточно сил и энергии, чтобы выдерживать физические нагрузки, свойственные этой непростой профессии. Впрочем, потихоньку ситуация начинает исправляться. В последние два года к нам приходят молодые детские хирурги – ежегодно от 1 до 3 специалистов.
– Каким образом главный специалист координирует деятельность всех специалистов и клиник Чувашии? Как контролируется оказание хирургической помощи в частных клиниках республики?
– Все детские хирурги регулярно собираются на заседания Общества, где мы обсуждаем актуальные вопросы и проводим разбор клинических случаев. Ежегодно я провожу анализ работы службы на основании отчетов о работе каждого хирурга. В частных клиниках республики детские хирурги прием не ведут, тем более не проводят операции.
Как главный специалист я также отвечаю за повышение квалификации сотрудниками службы, ведь наличие современного оборудования, новых технологий требует более серьезной дополнительной подготовки специалистов. Если раньше после годовой интернатуры молодой хирург мог самостоятельно работать в районной клинике и выполнять рутинные операции, то сейчас для подготовки детского хирурга, владеющего определенными навыками, времени нужно значительно больше. Все детские хирурги Чувашии являются членами Российской ассоциации детских хирургов. Ассоциация проводит все сертификационные циклы и конференции, которые также включены в систему непрерывного медицинского образования. На сегодняшний день 47,5% детских хирургов республики имеют высшую квалификационную категорию, 17,5% – первую, 7,5% – вторую. Два врача имеют ученую степень кандидата медицинских наук, один – доктора медицинских наук.
– Какие новые методы были внедрены в диагностику, какова их эффективность?
– Прогресс очевиден: УЗИ, рентген, компьютерная и магнитно-резонансная томография давно и прочно вошли в нашу диагностику. В последние годы фиброгастроскопия, бронхоскопия, колоноскопия, цистоскопия выполняются на оборудовании с высоким разрешением, что серьезно улучшило качество внутрипросветных эндоскопических исследований.
Особо хочется отметить позитивные изменения, произошедшие в нашей работе в связи с проводимой информатизацией здравоохранения. Сейчас все снимки, полученные нами на современной диагностической аппаратуре, архивируются и сохраняются в централизованной базе медицинских изображений РДКБ. Более того, последние три года наши хирурги, пока единственные в республике, ведут видео- или фотосъемку каждой проводимой ими операции, неважно, полостная она или эндоскопическая. Эти документы тоже отправляются в архив. Такая информация может помочь по прошествии времени, если, к примеру, пациенту потребуется повторное хирургическое вмешательство. В этом случае врач сможет оценить не просто состояние пациента, но и развитие болезни, для этого достаточно будет посмотреть старую запись. Подчеркну, что это уже стало внутренним стандартом нашей работы, ведь видеозапись, естественно, более информативна, чем словесный протокол или единичное фото.
– Какие новые технологии и методики лечения появились в детской хирургии, как все это повлияло на возможности снижения уровня смертности?
– Современные технологии уже позволяют нашим хирургам выполнять сложнейшие операции, при этом ни ребенок, ни его родители даже представления не имеют о том, насколько серьезная операция была проведена. Отмечу, что 34,3% операций выполняются с применением эндоскопических технологий. При этом ежегодно количество таких операций увеличивается. Так, в 2016 г. с применением эндоскопических технологий было проведено 1520 операций, что на 2,8% больше, чем в 2015 г. (1431 операция).
Современные технологии дали тенденцию некоторого омоложения наших пациентов. Если раньше коррегирующие операции делались в более старшем возрасте, то сейчас мы стараемся исправить врожденный порок развития как можно раньше.
– Какого рода высокотехнологичную хирургическую помощь оказывают детям в Чувашии?
– В 2016 г. наши хирурги провели 279 операций с применением высоких медицинских технологий, что в 1,4 раза больше, чем в предыдущем (193). В последние годы у нас появились реконструктивные операции: торакопластика при деформациях грудной клетки, пластика диафрагмы при диафрагмальной грыже,  реимплантация мочеточника и другие.
Только в ряде случаев, при редких заболеваниях, мы направляем детей в профильные медицинские организации федерального уровня, с которыми у нас налажена связь.
– Каковы основные факторы риска хирургических заболеваний, как проводится профилактика?
– Особенно актуальной для хирургов является проблема детского травматизма, который приводит маленького пациента на операционный стол. А причиной травматизма – ожогов, падений из окон, ДТП – является недосмотр со стороны родителей или же педагогов. Поэтому родители малышей не должны ни на минуту упускать из виду свое чадо. Детям постарше нужно доходчиво объяснять, какие действия могут угрожать их здоровью и жизни.
А профилактика врожденных заболеваний, требующих оперативного лечения, – это обязательная дородовая диагностика беременных женщин. Ведь предупреждение рождения плода с множественными врожденными пороками развития – это важный аспект качества жизни родителей. Но это, в первую очередь, прерогатива службы генетики, а также службы акушерства и гинекологии.
– Как хирурги участвуют во всеобщей диспансеризации детей?
– Детский хирург обязательно осматривает детей в каждой возрастной группе. Еще раз акцентирую внимание всех на том, что очень важно проводить диспансеризацию качественно. Ведь, чаще всего, именно она дает раннее выявление заболеваний, запущенные стадии которых могут потребовать впоследствии хирургического лечения (врожденные заболевания почек, онкология).
В диспансеризации участвуют поликлинические детские хирурги. Кроме того, в РДКБ сформирована мобильная бригада, которая выезжает в районы по графику для планового осмотра детей в рамках диспансеризации. Такая форма работы дает хорошие плоды. На осмотрах хирурги лично знакомятся с диагнозами и медицинскими картами детей, что помогает врачам выстроить дальнейшую работу по оперативному лечению детей.
– Каковы основные достижения детской хирургической службы республики?
– Основным показателем, характеризующим ситуацию, являются цифры детской и младенческой смертности. Вслед за министром здравоохранения Российской Федерации Вероникой Скворцовой и Всемирной организацией здравоохранения могу констатировать, что в сравнении с другими странами в последние три года и в целом по России, и у нас в республике ситуация с детской и младенческой смертностью стала более благополучной. Так, в 2016 г. в Чувашии была зарегистрирована смерть только одного оперированного ребенка в возрасте до одного года. Во многом благодаря работе хирургов улучшилась выживаемость недоношенных детей. В 2016 г. не было ни одного случая послеоперационной летальности новорожденных. В детской хирургии практически не встречаются запущенные случаи, снизилась послеоперационная инвалидизация.
– Что ждет детскую хирургию Чувашии в ближайшем будущем?
– Скоро в республике появится новый медицинский прибор, который очень нужен хирургам и пациентам. Это ЭКМО – аппарат экстракорпоральной мембранной оксигенации, иначе говоря – искусственные сердце-легкие. Он станет помощником врачей не только во время длительных операций и в реанимации, но и при тяжелом течении пневмонии, гриппа. То есть во всех случаях, когда собственные органы детей, в том числе новорожденных, не справляются со своими функциями, и нужно время для того, чтобы они отдохнули и восстановились. Для этого сердце и легкие ребенка исключают из кровотока организма, а вместо них подключают искусственные. Кстати, чтобы прийти в норму, часто детскому сердцу и легким хватает просто «обычного» отдыха.
Еще один аппарат, который появится у нас в ближайшем будущем – это прибор для измерения внутричерепного давления. Он необходим для контроля состояния головного мозга у детей, получивших тяжелую черепно-мозговую травму. Дело в том, что при травме мозг, как и любая мягкая ткань, получает ушиб, после чего развивается отек. Уменьшить его помогают лекарства, но понять, снят ли оттек, и не пора ли прекращать введение препарата, без аппаратуры очень сложно. Датчики такого нового прибора позволяют достоверно отметить и уменьшение оттека, и случай его повторного увеличения, после чего врач может ввести необходимое ребенку лекарство в течение нескольких минут. Такой аппарат существенно повысит число спасенных детей с черепно-мозговой травмой.
– Ваши пожелания коллегам и пациентам?
– Пожелание коллегам – не выгорать эмоционально, хотя это и непросто в современных условиях состояния отрасли. Но ведь свою профессию, свою миссию мы выбирали добровольно, значит, нужно ее и достойно, невзирая на трудности, исполнять.
 Пациенты наши маленькие, им я желаю, чтобы они не попадали в сложные жизненные ситуации, которые могут привести их в руки хирургов. Но вот родителям наших пациентов хочу напомнить, что чем раньше начнется лечение детей, тем эффективней и быстрее пойдет их выздоровление. А также не забывать о профилактике и помнить, что семья вместе с медиками может улучшить качество жизни оперированного, пролеченного ребенка, или свести на нет все усилия медицинского персонала. Так что у нас общие цели – вырастить здоровее поколение родной республики.
Подготовили Н. Володина, Е. Кириллова

Дата публикации: 29.12.17

Источник публикации: "Медицинский вестник"

В список публикаций
 
Нам важно ваше мнение!!!
зайдите сюда
(8352) 56-31-53, 55-21-57
Интервью с главным внештатным детским хирургом Минзрава ЧР А.А. Павловым