Дмитрий Морозов: «Новый томограф не компенсирует доброе слово врача»

В Сыктывкаре по приглашению Коми регионального отделения Общероссийского народного фронта побывал известный детский хирург заведующий кафедрой детской хирургии и урологии-андрологии Первого Московского государственного медицинского университета И.М. Сеченова Дмитрий Морозов. Он встретился с врачами и специалистами здравоохранения Сыктывкара, со студентами-медиками СыктГУ и филиала Кировской медакадемии, выступил на республиканском телевидении и нашел время для разговора с вашим корреспондентом.

— Дмитрий Анатольевич, в России принято проблемы здравоохранения освещать исключительно с позиций пациента: долго едет «скорая», врач невнимательный, требуют деньги за пребывание больнице и так далее. А как проблемы отрасли видятся изнутри?

— Я отдаю себе отчет, что на проблемы здравоохранения необходимо смотреть с разных позиций. И, конечно, сторона пациента во многом права. Собственно, вся отрасль существуют ради людей.

Сегодня в здравоохранении делается очень много, но часто получается как у Жванецкого: вроде все сделали правильно, а не работает.

И нельзя сказать, что точка зрения доктора тоже является исчерпывающе точной. Вот есть два участника Курской битвы: наводчик танка и командир дивизии. И у каждого Курская битва своя, не умоляя их участия. Каждый видит свой участок.

— В чем проблемы отрасли?

— Совсем недавно существовала такая точка зрения: мы можем практически все, но нам все время не хватает чуть-чуть. И, кажется, вот-вот докупим еще оборудования, обучим специалистов, и все будет просто отлично. Мы решим все проблемы. А оказалось, что появление новых технологий, новых методов обучения ситуацию не улучшило, а просто изменило.

Внимание к пациенту, доброе слово порой пропали, а появившийся новый томограф этого не компенсирует.

Потерянная в регистратуре карточка – это не информатизация, а порядок. А порядок — это самочувствие сотрудника, семья, коллектив. А коллектив в последнее время становится неустойчивым.

Проблемы здравоохранения требуют постоянного переосмысления. Вот молодые люди приходят учиться, это другие люди, не такие, какими были мы. Не лучше – не хуже. Просто другие.

У нас в свое время было хорошее медицинское образование и я никогда не чувствовал нехватку базисных знаний, полученных в саратовском мединституте. А я оперировал со многими ведущими хирургами.

Если говорить об основных проблемах, то я бы выделил следующие:

Первое – кадры. Сегодня установлен главный вектор на оздоровление кадров и это правильный путь. Мы начинаем соединять то хорошее, что было в прошлом, с новыми возможностями.

К нам приходит очень толковая молодежь, намного более образованная, чем были мы. И я свою задачу вижу в том, чтобы дать им сердцевину: добро, человеколюбие, сострадание. Потому что порой за высокими технологиями все это начинает теряться. Врач должен заходить в палату по десять раз и с говорить с больными обо всякой ерунде, тогда они вылечатся.

Я это делаю не только потом что это идеологическим правильно. Но и потому, что отсутствие сострадания к пациенту приводит к ошибкам.

Если мы, врачи, перестанем общаться с пациентами, и будем ориентироваться только на высокие технологии, это будет волшебный мир сплошных ошибок.

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию в отрасли?

— Я сегодня был на республиканском совещании по здравоохранению и был приятно удивлен. Я вижу толковых руководителей, толковых организаторов здравоохранения. Они открывают проблемы, обозначают болезненные участки, говорят о том, что не удалось. Это не слишком распространенная практика. И поэтому есть результаты, они и в цифрах видны.

Кадровая проблема есть везде, и у вас в Республике Коми тоже. Я знаю, что многие проблемы решаются за счет старшего поколения врачей.

— А как обстоит дело с финансированием здравоохранения?

— Мне кажется, что денег на отрасль выделяется немало. Понятно, что у нас сейчас сложная финансовая ситуация. Но есть резерв, связанный как раз с организацией здравоохранения, я имею ввиду более экономное и рациональное использование средств.

Мы, конечно, будем ставить вопрос, чтобы денег выделялось больше. Понятно, что в процентах от ВВП их должно быть больше. Но если неэффективно расходовать – никаких денег не хватит. Надо финансировать, но и контролировать использование средств. Думаю, что я не оригинален в этом вопросе.

Что-то без денег вообще не делается. Купили томограф, к примеру. Вроде бы можно отчитаться перед населением. А через год необходимо потратить два миллиона на обслуживание, и на следующий год еще два миллиона. А через четыре года его надо выбросить, потому что срок службы закончился.

Здравоохранение – вещь вообще очень дорогая.

— У нас традиционно принято на здоровье не обращать внимание…

— Да, и еще один очень важный резерв – необходимо повышать ответственность граждан за свое здоровье. Этого, конечно, не сделаешь завтра, это долгий процесс. Но должен быть тренд.

Надо, чтобы человек отвечал за свое здоровье и, не побоюсь этого сказать, не только отвечал, но и платил. Не прошел диспансеризацию плати более высокий налог. Или наоборот, прошел диспансеризацию – плати более низкий налог.

Человек должен быть ответственным за свое здоровье. На блюдечке здоровье не приносят. так не бывает. Надо у общества воспитывать уважение к своему здоровье. Повторюсь, сразу этого не удастся сделать, но через несколько лет наверняка. Вот смотрите, удалось переломить ситуацию с курением, с пристегиванием в машине, с детскими креслами.

— Как, по-вашему, совместить в главном враче талантливого доктора и администратора.

— Да такая проблема есть. Я буду осторожен в комментариях, поскольку они крайне болезненно воспринимаются врачебным сообществом. Бывает, что хороший врач становится главврачем. Гораздо хуже, когда человеку не дается врачебная деятельность, и он переходит на административную работу.

Есть главные врачи от Бога. Их немного. От этой проблему, кому руководить медицинским учреждением, все другие страны уже ушли. Там есть директор клиники, он не врач. Он уважает своих врачей, но смотрит как работает клиника. И это очень правильно с точки зрения экономики.

Одно дело паховые грыжи, когда человека прооперировал и он через два часа вышел. И таких операций можно сделать сотни. А представьте себе новорожденного. Он за день съедает миллион. И тут должно помочь государство.

— Где та модель здравоохранения, к которой нам надо стремиться?

— Думаю, что мы должны быть гибкими. Должна существовать постоянно действующая аналитическая группа, которая держала бы руку на пульсе отрасли. Где-то больше должно быть государства, где-то меньше. Конечно, концепцию нельзя менять каждые полгода, но раз в три-четыре года ее надо обновлять.

Я бы исходил в первую очередь из финансовых соображений. В США, например, очень много денег в здравоохранении, и зарплаты врачей там в 20-30 раз выше, чем в Европе. Кстати, почти половина средств – благотворительность.

Второй момент – это результат. Надо понимать, что получается, что не получается.

Мы унаследовали очень хорошую советскую систему здравоохранения. Она была идеальной с точки зрения соотношения «цена/качество». Оставалось чуть-чуть доработать.

— А была ли она эффективной?

— Да конечно. Возьмем самые распространённые заболевания – ОРЗ, травмы, гастриты, аппендициты. Это 80 процентов заболеваний. И здесь все было в порядке. Это было достигнуто строгими организационными мерами.

— У нас в городе всего несколько вакансий дворников и сотни вакансий врачей. Ка вы это объясните?

— Это соотношение ожидаемого от профессии и ее сути. Нельзя работать врачом — надо врачом жить. Пошел на работу, вернулся с работы. Так не бывает. На самом деле, если хочешь добиться результатов, надо забыть о семье, о личной жизни. И если ты этого не делаешь – ты не эффективен как врач.

А возьмем зарплату молодого врача. Разве можно содержать семью на эти деньги? Нет. Или квартиру купить. Поэтому многие уходят.

В принципе, пока система работает, но со временем, когда будет больше молодежи, она может разбалансироваться.

— Что вы ждете от сотрудничества с Общероссийским народным фронтом?

— Я воспитан комсомолом. Я активный человек. Считаю, что надо делать добро, а для этого нужны помощники, соратники. Если ты не будешь заниматься такой деятельностью, к тебе никто не придет и ничего не принесет. Если хочется, чтобы что-то было лучше на твоей земле, в твоей стране, нельзя просто сидеть и хотеть. Надо что-то делать.

Мы с народным фронтом протолкнули норму, чтобы педагогам и научным сотрудникам разрешили заниматься врачебной деятельностью. А это было запрещено. Я ведь не хирург, а педагог.

Это касается и многих других проблем, в частности, медучреждения не могут быть закрыты без предварительного обсуждения с профессиональным сообществом. И Минздрав вынужден был с нами советоваться и это, конечно, заслуга руководителя регионального исполкома ОНФ Ольги Савастьяновой, потому что она работает как локомотив.

Я понимаю, что в сотрудничестве с Народным фронтом приношу какую-то пользу.

Беседовал Николай Нестеров

Источник: respublika11.ru