Клиническое мышление Дмитрия Морозова

Молодой саратовский ученый стал обладателем престижной премии.

Доктор медицинских наук, доцент, главный детский андролог области, автор семи десятков научных трудов. Все это - один человек, и не убеленный сединами старец, а 30-летний обаятельный мужчина. Человек-оркестр, владеющий всеми мыслимыми музыкальными инструментами, поэт, отменный кулинар - снова он же, Дмитрий Морозов.

Морозов - нетипичный, нестандартный и непредсказуемый. Рос Дмитрий в удивительной семье. По маминой линии - сплошь музыканты: тети, дяди. Мама - пианистка, отец - военный, радиоэлектронщик.

- Я логичный, как папа, и творческий, как мама, - говорит о себе Дмитрий. - Детство фактически провел в филармонии. Учился на фортепиано у самой Татьяны Иосифовны Кан. Можете себе представить, какая это была планка требований. Лучше Татьяны Иосифовны Шопена, по-моему, никто не исполнял. Мама на меня давила сильно, требовала качества. В общем, музыкальную школу я бросил. Но подбираю до сих пор лучше всех своих родственников-профессионалов. Кроме фортепиано, играю на гитаре, на флейте, на всем, что попадает в руки.

До Дмитрия в семье медиков не было. А медицина, как всякая серьезная наука, занятие обычно семейное, клановое. Морозову предстояло делать себя с нуля.

- Это несложно, - уверяет Дмитрий Анатольевич. - Надо только научиться отделять главное от второстепенного плюс трудолюбие.

Морозов и специальность выбрал себе редчайшую: хирургия новорожденных и хирургия пола. Например, накануне моего прихода в 3-ю городскую клиническую больницу Дмитрий Анатолиевич оперировал подростка-гермафродита. Генетически "оно" родилось девочкой, Морозову предстояло исправить ошибки, допущенные природой. Девочка получилась в итоге замечательная.

- Раньше такие операции были единичными, сейчас - по шесть-семь в год, - вздыхает Дмитрий Анатольевич. - Это тревожно. Вообще хирургия пола стала очень актуальной именно у малышей. Ведь половина мужского бесплодия имеет корни в детстве.

Слушать Морозова страшно. Вроде все знаешь, но уж очень велика сконцентрированность проблем. Примерно 30 процентов новорожденных становятся отказными. Дети появляются на свет со сложными порокам развития, Морозов и его коллеги их оперируют, но малыши все равно остаются ничейными, государственными. Да что говорить об отказных, если примерно каждого пятого ребенка, лежащего в детской хирургии, никто не навещает, родители не интересуются, какая операция предстоит их чаду.

- Американцы считают, что треть женщин сегодня не имеет материнского инстинкта, - рассказывает Морозов. - Обычно американцы склонны к преувеличению, но в этом случае они правы.

В канун Нового года хочется поговорить о чем-то приятном, радостном. Мы вспоминаем о потанинской премии. Она действительно уникальна. В прошлые годы Фонд награждал только талантливых студентов. Молодого ученого, врача, преподавателя - впервые. В Саратов приезжали эксперты из Москвы, тестировали студентов Морозова. Изучались научные труды Дмитрия Анатольевича, тексты его лекций и предложения по реформе высшего образования рецензировал академик Юрий Исаков, главный детский хирург России. Рецензия оказалась блестящей.

Награждали Морозова в Нижнем Новгороде. На церемонии присутствовали сам Владимир Потанин, Сергей Кириенко, ведущий "Серебряного шара" Виталий Вульф.

- Узнав про мою любовь к музыке, Кириенко подарил мне балалайку, - вспоминает Морозов. - И попросил сыграть "Огней так много золотых на улицах Саратова". Играл я эту песню впервые, спасибо, студенты подпели.

С Дмитрием Анатольевичем интересно. Он вкусный человек, аппетитно говорит на все темы. Сразу хочется попробовать блюда, которые он умеет готовить, съездить с ним на рыбалку, сходить в театр, на концерт, куда он ходит регулярно. Даже о своих двойняшках Диме и Кирилле Морозов рассказывает так, что хочется родить двойню. А Морозов о медицине - это просто стихи в прозе:

- Саратову повезло с историей медицины. Мы до сих пор питаемся соками того, что было заложено в начале XX века. Миротворцев, Третьяков, Разумовский, Захаров, Спасокукоцкий - это же имена мировой величины. Люди Сорбонну заканчивали. Нам по наследству передалось их мировое клиническое мышление.

Про всех не знаю, а Морозову передалось точно. Иначе как бы он написал, стоя на кухне, докторскую диссертацию и блестяще защитил ее в Московском совете в 28 лет от роду.

- Дмитрий Анатольевич, у вас есть мечта?

- Конечно. Создать в Саратове центр детской хирургии. Чтобы лечение, наука, оплата труда соответствовали мировым нормам. Представьте: на территории центра - гостиница для родителей, ресторан, дома для сотрудников. И еще катер бы купить для отдыха на Волге.

- Вы считаете, в России такое возможно?

- В России все возможно. Только надо поменьше обманывать - и себя, и других. У нас потрясающий человеческий потенциал. Его нужно уметь использовать. Сильный окружает себя сильными. Это правило должно срабатывать на одной кафедре, в одной больнице, в целом государстве.

- Случись чего, не дай Бог, могли бы прооперировать собственных сыновей?

- Да. Но охотнее доверил бы это какому-нибудь очень хорошему специалисту.

Морозов просил меня не делать из него слишком хорошего. По-моему, у меня не получилось выполнить его просьбу.

Евгения СИНЕВА, "Саратовский арбат"

Источник: sarnews.ru